Тольяттинская семья Фокиных – многодетная пара, они воспитывают троих сыновей. Но не только это отличает их от многих других молодых тольяттинских семей. Полтора года назад отец семейства, в прошлом инженер, принял сан священнослужителя и теперь работает иереем в храме Покрова Пресвятой Богородицы нашего города.
О том, что послужило толчком к таким переменам в жизни, какими интересами живет молодая православная семья в интервью газете «Городские ведомости» рассказала хранительница очага, матушка Евгения.

Евгений и Евгения  

Дипломированный инженер, будущий священник Евгений Фокин и выпускница педуниверситета Евгения Назарова познакомились и поженились восемнадцать лет тому назад. Впервые они увидели друг друга на свадьбе друзей и, как вспоминает сегодня матушка Евгения, симпатия между ними возникла сразу.

 

– Начали встречаться, поженились, а через год после свадьбы повенчались, – рассказывает она. – Однако именно воцерковляться, постепенно шаг за шагом приходить в Церковь в широком понимании этого слова, мы начали с появлением детей. Когда родился старший, Матвей, мы его покрестили. С раннего возраста стали водить его на причастие, а потом – в воскресную школу при Преображенском храме. Он с малых лет стал выступать там в хоре, принимать участие в мероприятиях. Примерно в это же время мы сблизились с семьей отца Николая Марченко, это священник из Преображенского храма. Когда у нас родился второй сын Макар, мы позвали отца Николая стать его крестным. После рождения третьего ребенка, Максима, мы стали еще больше приобщаться к религии, к духовному.  Дружба с отцом Николаем еще больше укрепилась, мы жили рядом, были кумовьями и в какой-то момент он позвал моего мужа помогать в алтаре. Конечно, все происходило не просто так. Мы оба всегда были верующими людьми, крещеными, но одно дело – верить и иногда ходить в храм, а другое – посвятить себя профессии священнослужителя. Так или иначе, Женя сначала стал алтарником.

 

От домкрата – к священному писанию

– Что делает алтарник, кто это?   

– Это помощник священника на службе, человек, который помогает в алтаре – разжигает кадило, передает записки, прибирает в алтаре после службы и так далее. Примерно через год такой работы, у мужа появилось желание поступить в духовную семинарию и стать профессиональным священником.

До этого момента он в основном занимался работой в частной автомобильной компании, работал инженером-электромехаником.

 

 

– Как восприняли это решение окружающие, родители, ваши друзья?

– Все, кто знал, восприняли эту идею с пониманием. Каких-то резких негативных отзывов мы не слышали. Хотя многие даже не подозревали о таких переменах в нашей жизни. Муж начал заочно учиться, продолжая работать и почти не афишировал свои планы. Но если об этом узнавали, то реакция в основном была положительной. Зная нашу семью, некоторые даже не удивились такому решению. Лично я была «за». Я очень уважаю своего мужа, а после такого поворота стала любить и уважать его еще больше. Еще во время знакомства моим первым впечатлением было то, что передо мной – уверенный в себе, сильный духом, интеллигентный, скромный человек. Я считаю, что это те самые качества, которые должны быть присущи духовному наставнику, поэтому мужу очень подходит его сегодняшний статус и род занятий. Ну и как настоящая православная жена, я поддержала его тогда и поддерживаю до сих пор.

 

– Как происходило становление Евгения как священника?

– Сейчас мой муж заканчивает духовную семинарию в Самаре, он на пятом курсе. Это для него второе высшее образование, но учиться ему придется, тем не менее, все полные пять лет. До учебы в семинарии и во время ее, он служил в Покровском храме. Спустя почти три года, уже будучи студентом православного вуза, он постепенно перешел в тот храм, где требовался священник и где он собирался работать. В итоге он был рукоположен именно там. Этого события – рукоположения (по сути, это вступление в должность – прим. ред.), мы очень ждали и переживали. Чтобы получить благословение, муж съездил вместе с нашим настоятелем храма отцом Алексеем в Самару к митрополиту Сергию (в тот момент еще не существовало тольяттинской епархии, которая есть сейчас во главе с епископом Нестором). Митрополит Сергий благословил мужа, дал свои наставления. После этого муж приехал домой, уволился с основной работы и его приняли сначала в дьяконы, а потом и в священники, а если точнее – в иереи.

 

Осознанный шаг

Иерею храма Покрова Пресвятой Богородицы, отцу Евгению Фокину сейчас сорок лет. Получается, что к своему решению стать священником он пришел в 36 лет, будучи вполне взрослым, состоявшимся семейным человеком.

 

Его жена, которая автоматически стала матушкой Евгенией, работает учителем истории и ОДНК (основы духовно-нравственной культуры) в тольяттинской школе № 90. Она говорит, что из-за смены профессии мужа лично в ее жизни кардинальным образом особо ничего не изменилось – ее деятельность всегда была связана с воспитанием детей – как своих троих в череде декретных отпусков, так всех остальных, которые в качестве учеников приходили и приходят в школу на ее уроки.

 

Внешне матушка Евгения Фокина – обычная молодая тольяттинка – разве что одевается скромнее, носит в основном длинные платья и юбки. А вот внутри семьи священнослужителя – свой, особый уклад.

 

– Мы соблюдем время молитв, держим все посты – и великие, и все другие. Муж строго держит пост по средам и пятницам, я стараюсь тоже не отставать. Конечно же, мы ходим в храм. Заповедь божия – шесть дней трудись, а в воскресенье посещай храм – для нас правило. Наш круг общения – это прихожане, друзья, родственники. Я постоянно общаюсь с женами других священников, которые уже стали моими подругами. Часто мы вместе делаем какую-то полезную для храма работу. Вот сейчас, например, время солить капусту – и мы с другими матушками собираемся в трапезной и делаем заготовки.

 

По большому счету мы с мужем – такая же молодая семья, как и другие. Живем, воспитываем своих детей, работаем. Иногда ездим на отдых за границу, любим отдыхать на природе, катаемся на велосипедах, ходим в небольшие походы, ездим в деревню к родственникам, помогаем им там по хозяйству. Иногда бываем, что называется, «на людях» – например, мы с мужем являемся постоянными участниками интеллектуальной городской игры «Табуретка» (аналог «Что? Где? Когда?» – прим. ред.)

 

– Как жена священника – чувствуешь ли ты на себе какую-то особую общественную нагрузку, так скажем, нравственного характера?

 

– Конечно, семья – это лицо батюшки, поэтому я чувствую на себе эту ответственность. Но мы с моим мужем всегда шли рука об руку, во всем поддерживали друг друга, поэтому каких-то кардинальных противоречий у нас нет. Я знаю свой круг обязанностей – домашний очаг, воспитание детей, работа – и я все это люблю, поэтому занимаюсь семьей с удовольствием. Но любые отношения – это работа, поэтому приходится трудиться над собой – где-то сдержать эмоции, не показывать свой характер, проявить терпение, женскую мудрость и так далее.  Если говорить о более осязаемых вещах, то я часто слышу просьбы помочь советом, или помолиться за кого-то.

Например сейчас, когда многие болеют, ко мне часто обращаются с просьбами помолиться о болящих. Также я часто по просьбам других людей молюсь о здравии тех, кому предстоит операция, о путешествующих и так далее.

 

– Взрослые люди обычно делают все шаги осознанно, отдавая себе отчет в своих действиях. У детей все иначе, тут работают эмоции. Случалось ли у ваших детей когда-либо какое-то неприятие, или протест против строгого уклада жизни семьи? Ведь ваши мальчики – обычные дети, также ходят в школу, смотрят телевизор и видят, что происходит вокруг и как живут другие.

 

– Неприятия не было. Наши сыновья с младенческих лет приучались к молитвам и постам, они получали духовное воспитание в семье и в нашем окружении, для них наш образ жизни – привычный, походы в храм и молитвы, ограничения в постах – естественны. Сейчас Матвею – 16, Макару – 12, а Максиму – 8 лет. В храм они ходят с нами по желанию, но в основном отказов нет, младший – так вообще, наверное, дай ему волю – оттуда бы не выходил вообще. Все дети – музыкально одаренные, занимаются в музыкальной школе. Старший Матвей играет на баритоне, средний Макар – на кларнете, младший Максим – на баяне. Помимо этого, старший сын занимается лыжным спортом и уже имеет первый взрослый разряд. Макар и Максим дополнительно посещают занятия в хоровой студии «Покров» и кружке «Ростки православия», Макар поет в хоре мальчиков «Ладья». У младшего Максима в нагрузке есть еще бассейн, он занимается плаванием.

 

– Вы с мужем являетесь не только многодетной парой, но и, можно сказать, образцово-показательной семьей, у которых можно поучиться многому, в том числе как воспитывать детей, как уберечь их от негатива, который льется потоком отовсюду. Часто ли к тебе, или к твоему мужу люди обращаются с такими вопросами, за житейскими советами, за помощью?     

 

– Довольно часто, но лично я не воспринимаю это как какой-то труд. Люди спрашивают, как нам удается воспитывать детей, чтобы они были послушными? Я говорю – надо их любить и воспринимать такими, какие они есть. Надо вкладывать все самое хорошее в них с младенчества, на личном примере показывать, как нужно поступать в таких-то, таких-то ситуациях. А то бывает так, что родители делают на глазах детей одно, с них требуют совсем другое, а потом удивляются, откуда у детей протесты и вызывающее поведение. Кроме вопросов воспитания мне в последнее время часто приходится отвечать на вопросы, касающиеся веры – с чего начать, если хочешь прийти в храм, как начать молиться, как правильно молиться, как обратиться к батюшке с вопросом или с просьбой и так далее.

 

И правда – что нужно делать, чтобы приобщиться к вере?

 

– Можно начать с того, чтобы прийти на исповедь. Если желание приобщиться к Церкви у человека искреннее, то это будет самым простым шагом, я думаю. Можно начать с чтения литературы. От себя могу порекомендовать книгу Отца Тихона Шевкунова «Несвятые святые». Я вспоминаю свое впечатление от этой книги и понимаю, что для начинающего это чтиво может стать наиболее полезным и понятным. Скорее всего, «Евангелие» или различные жития святых отцов будут непонятными, а вот такое чтение они поймут. Когда читаешь про обычных людей, которые стали потом святыми, то многие вещи встают на свои места. Ведь все мы приходим к Богу и в религию по-разному. Кто-то – через скорби, несчастья и болезни: человеку трудно, и он ищет утешения в храме. Лично я советую прийти раньше, не дожидаясь, когда жизнь поставит в тупик. Мой муж именно так и говорит людям: «Приходите в Церковь, когда вам хорошо!». И я его в этом поддерживаю.

 

Поделитесь новостью: