sdr

Тольяттинскому ветерану ВОВ Сергею Савельевичу Лобачеву – 95 лет. Командир расчета станкового пулемета, попавший на фронт добровольцем еще в 17 лет, он, как стойкий оловянный солдатик, всю жизнь как на боевом посту: в молодости боролся с врагами Родины, а в течение жизни стойко сносит житейские невзгоды и трудности.

 

Сегодня в Тольятти (по данным на март 2021 года) проживает всего 89 ветеранов Великой Отечественной Войны из числа непосредственно фронтовиков и инвалидов войны. Для сравнения, еще в 2020 эта категория ветеранов насчитывала 141 человек. И это удача, что сегодня мы с вами еще можем поговорить с ними, с настоящими победителями, живыми свидетелями тех исторических событий и поздравить фронтовиков с великим праздником – с Днем Победы.

Один из них – Сергей Савельевич Лобачев – герой сегодняшней публикации.

Ногу ампутировать – не дам!

– Я родом из Саратовской области, из совхоза Александровский, – рассказывает о себе Сергей Савельевич. – На фронт попросился добровольцем в 1943-м году, мне тогда было 17 лет, а в тот год призывали тех, кто был старше меня на год. Попал в Монголию,  потом в Казань, где я обучился на стрелка, снайпера. Получил звание старшего сержанта и потом через Москву меня распределили на фронт, где я стал командиром пулеметного расчета. Дали пулемет, 6 человек в подчинение, погрузили в вагон и отправили на Белорусский фронт. В августе 44-го в ожесточенном бою после форсирования реки Неман получил контузию и был сильно ранен в ногу. Помню, что бой был страшный. На поле боя лил настоящий свинцовый дождь из пуль. Меня ранило, ко мне подползли два офицера, оттащили меня в укрытие и накрыли палаткой. Дальше как во сне. Очень болела нога, а когда я снял сапог, чтобы посмотреть что там, то из него вылилось полведра крови. Решил перевязать ногу тем бинтом, который был при мне. Достаю его, а он весь черный, как комок грязи. Все равно оторвал кусок, кое-как завязал ногу. Через какое-то время меня обнаружила санитарная собака – были на фронте такие специально обученные собаки, которые бегали по полу боя, искали раненых, а при них в сумках были медикаменты, бинты. Я достал из сумки чистые бинты и, как мог, перевязался сам. Потом меня нашли, погрузили на повозку и повезли в пункт, куда свозили всех раненых. Пока ехали, я видел сколько на поле боя было убитых – это словами не передать. Люди лежали друг на друге, на земле было просто месиво из человеческих тел. Там же, из куч, раздавались стоны раненых, кто-то просил о помощи, кто-то кричал от боли. Раненых набралось несколько вагонов, и нас переправили сначала в Литву, а потом в московский госпиталь, где мне сделали операцию, и уже оттуда – в Казань, тоже в госпиталь, на долечивание. Так прошло несколько месяцев. Ранение в ногу было очень серьезным – в пятку попала разрывная пуля. Поначалу врачи даже хотели ампутировать ногу, но я наотрез отказался, сказал: «Пусть хоть какая, но нога у меня будет при мне. Буду ее волочить за собой, но останусь с ногой».

В итоге нога у Лобачева со временем зажила, но всю жизнь старое ранение дает о себе знать.

На танцы возили на санках

После госпиталя сержанта Лобачева комиссовали – на костылях он воевать уже не мог, поэтому отправился домой в Саратовскую область. Там же он встретил весну 45-го и Победу. После войны стал работать в колхозе, выполнял посильные работы.

– Первое время я был на костылях, был контуженный, очень плохо разговаривал, почти мычал, и мне было очень обидно, что я не такой как все, – рассказывает Сергей Савельевич. – Все бегут на танцы в клуб, а я не могу: ни идти не могу, ни общаться толком. Парней в деревне было не так много, поэтому девчонки все-таки стали меня брать на вечеринки и посиделки. Помню, зимой посадят меня на салазки и везут втроем. А потом на танцах разбредутся кто куда, забудят про меня или уйдут гулять с кавалерами, и тогда я один, как могу, ковыляю по сугробам обратно домой…

Со временем костыли стали не нужны, контузия отпустила, речь вернулась и жизнь стала налаживаться. Лобачев стал работать на строительных работах, стал бригадиром, женился. За хорошую работу его ценили и уважали. И хотя, как он говорит, у него были перспективы карьерного роста – его звали на более престижную работу, так как он был в авторитете у коллег, – дальше бригадира он не пошел: жена не отпускала. Говорила: «Когда ты здесь, со мной,  я спокойна. Работа же есть у тебя, вот и хорошо».

Кстати, со своей женой Татьяной Сергей Савельевич познакомился у себя в деревне. Она была сиротой, жила по соседству и иногда приходила помогать по хозяйству его матери.

– Татьяна была совсем девчонкой, я и не смотрел на нее как на невесту, – рассказывает Сергей Савельевич. – Мне было тогда около 27 лет, и мне самому нравилась местная учительница, она была постарше. Но мать мне посоветовала: «Приглядись лучше к Тане. Молоденькая, хозяйственная, она будет тебе хорошей женой». И я тогда другими глазами посмотрел на девушку, в итоге мы поженились и прожили душа в душу всю жизнь.

У Лобачевых родились два сына. Поближе к одному из них, в Тольятти, престарелые родители позже перебрались на постоянное место жительства из деревни. К сожалению, сейчас Сергей Савельевич остался совсем один. Супруга умерла несколько лет назад, а оба сына, еще раньше, один за другим тоже умерли от болезней в довольно молодом возрасте. Из родственников у ветерана сейчас осталась одна внучка и ее дети – два правнука. Внучка живет под Саратовом, очень переживает за деда и постоянно зовет к себе. Но Сергей Савельевич ни в какую не хочет переезжать: «Куда я поеду? Молодым мешать? Я лучше сам как-нибудь. Сам себе хозяин».

Стойкий пациент

Зимой этого года Лобачев переболел коронавирусной инфекцией. Лежал в Медгородке, и там его выходили заботливые врачи. Хотя сам дедушка этого не помнит, и говорит, что он здоров, а беспокоит его только больная нога, да сейчас стало падать зрение и скакать давление.

Медработники и соцработники постоянно навещают своего героического подопечного. «Он очень жизнелюбивый пациент, стойко борется со всеми хроническими болезнями, сам решает проблемы, — рассказывает участковый врач-терапевт Наталья Гончарова. — И при этом он очень добрый человек. Но, конечно, таких людей нельзя оставлять без внимания, поэтому о нем хорошо заботятся соцслужбы».

У Лобачева много наград. Есть медали «За боевые заслуги», «За Отвагу». Сколько их у него, и за какие подвиги он их получил, он уже и сам не помнит. День Победы называет самым любимым и самым выстраданным праздником. Очень любит песни военных лет. Самая любимая – «Синий платочек», потому что там есть строчки про пулеметчиков: «Строчи, пулеметчик, за синий платочек!». Любит военные фильмы, которые сейчас уже больше даже не смотрит, а случает по телевизору, прикрыв глаза.

«Память о войне – говорит он, – странная штука. Сколько горя я видел, сколько людских страданий! Иногда было страшно, больно, были состояния на грани жизни и смерти. Но вспоминается только хорошее: товарищи, дружба, как мы шутили, как вместе обедали в окопах, какой вкусной была солдатская каша. Наверное, потому что мы тогда были очень молодыми, поэтому и вспоминается это все по-хорошему»…

 

 

Поделитесь новостью: