Упущенный шанс, новая степень свободы или великое потрясение – в канун 100-летия Великой октябрьской революции снова и снова предпринимаются попытки переосмыслить и подобрать верное определение к событиям 17-го года прошлого столетия. Седьмого ноября в администрации Тольятти  по инициативе управления по делам архивов прошел круглый стол «К 100-летию событий 1917 года (Россия, Ставрополь и Ставропольский уезд)», который собрал историков, представителей высших учебных заведений и активных представителей городской общественности. Никакой поэзии и мемуаров – только исторические документы и факты, запечатленные на страницах городских изданий. Перед началом  круглого стола все гости могли в деталях рассмотреть извлеченные из архивов ценные документы и даже пролистать подшивки изданий прошлых лет. И в них масса любопытных деталей.

– Определение «Великая октябрьская социалистическая революция» за событиями 1917-го года, закрепилось не сразу, а спустя несколько лет, – пояснила  руководитель управления по делам архивов Елена Налетова. Сами же революционеры называли это – заговором или переворотом, а позже революционным преобразованием.

Революционные преобразования 1917 года затронули не только столицу, исчезнувшей в результате революционных потрясений Российской империи, но и ее самые отдаленные уголки, провинциальные губернские и уездные центры. В числе последних оказался и Ставрополь.  Об  этом рассказал  основной докладчик круглого стола – Дмитрий Янчарук, ведущий сотрудник Управления по делам архивов.  События, происходившие в городе и Ставропольском уезде, объективно отразили революционные процессы, протекавшие в русской провинции, противостояние партий и политических направлений, а главное – нужды и отчаяния простого народа, его борьбу за свои гражданские права и интересы.

–  В Ставрополе и в Ставропольском уезде  имелись свои очень серьезные проблемы, которые  и подтолкнули  его жителей к поддержке революции, – отметил в своем докладе Дмитрий Янчарук. – Эти проблемы, в общем-то, были актуальны для всей страны и, в целом, сегодня выделяют три   ключевые проблемы: вопрос о рабочих и земле, связанный с  положением и статусом зарождающегося рабочего класса и вопрос национальный, который касается пробуждения национального  самосознания.

Попытка решить назревшие проблемы путем реформ – не принесла успеха, а  революция хоть и разрешила их частично, но  вышла из-под контроля и стала неуправляемой.  Революционные преобразования, вплетенные в  судьбу отдельных людей  – не создают той  радостной картины, которая отражена  в заявлениях  пропагандистов прошлого. На этом настаивал проректор по научной и инновационной деятельности ПВГУСА Вадим Якунин. Взяв  слово в рамках дискуссии он вспомнил о том,  что  несмотря на сформированное негативное отношение к монархии его прабабушка – всю жизнь трудившаяся на земле, без энтузиазма приняла революционные идеи и до самой смерти хранила  похвальные грамоты с портретом государя.

–   Что бы мы сейчас  не говорили о революции, кого бы не цитировали  –  мы остаемся теми слепыми, которые  пытаются описать слона – отметил  в рамках дискуссии другой участник – Александр Курочкин, историк  и менеджер по досугу паркового комплекса  истории техники им. Сахарова.

Закономерным итогом круглого стола стало признание, высказанное Еленой Налетовой о том, что «сто лет революции  – это слишком малый срок. У нас все еще болит на уровне родственных чувств».

Видимо, должно пройти еще минимум сто лет, чтобы можно было безболезненно и  критически оценивать событие, перевернувшее всю историю России, а может быть и всего мира.

Поделитесь новостью: