«Развитие моногородов — один из самых интересных проектов правительства»

4Управляя кризисом в моногородах, федеральные власти ориентируются на практику решения проблем в Тольятти, где в 2008 году «обкатывался» механизм поддержки со стороны государства.  Являясь самым крупным монообразованием в стране, в настоящее время наш город взял на вооружение все возможные варианты по диверсификации экономики. Помимо этого, сегодня Тольятти находится в числе лидеров по успешному старту реализации программы «Пять шагов благоустройства», благодаря которой кардинальная перезагрузка ждет и социальную инфраструктуру города.

Комплексному развитию моногородов был посвящен «Правительственный час» на последнем заседании Совета Федерации РФ. О том, почему данная программа является для правительства одной из приоритетных, что уже предпринято в рамках ее реализации, и чего ожидать моногородам в ближайшее время, рассказал первый вице-премьер России Игорь Шувалов. Приводим полную расшифровку его выступления:

«Когда начал разворачиваться кризис в 2008 году, уже буквально через 2-3 месяца мы наблюдали очень сложную ситуацию в монообразованиях, она была разная.  Посмотрели на  методологию, взяли методику всемирного банка, посчитали — таких городов в Российской Федерации мы выявили 319. Подобная  работа была проделана впервые, чтобы мы понимали, сколько в России существует муниципальных образований, население которых в очень большой степени зависит от одного предприятия. Мы также выяснили, что моногорода это не проблема РФ. Сначала мы думали, что это наследие СССР. Но выяснилось, что все страны, которые переживали индустриальное развитие, в том числе страны Евросоюза и США, имеют как наследие проблему с монообразованиями.

Но для нас это было особенно жестко и тяжело, поскольку в этот момент в целом ВВП страны сокращался, это было сложное время. Мы взяли эту проблему в управление через наш антикризисный механизм работы. Были выделены  специально подготовленные люди, и мы первоначально определили, что попытаемся работать по моногородам не только через Министерство экономического развития, но и через Внешэкономбанк. Почему? Банк развития обладал достаточными ресурсами, вел крупные промышленные проекты с субъектами  РФ.  И мы хотели использовать их наработки, возможности и опыт проектных команд для того, чтобы выйти на площадки моногородов и посмотреть, что можно сделать с теми промышленными предприятиями, которые находились в сложной ситуации и где  был высокий риск высвобождения работников.

Затем ситуация выправилась, острую фазу кризиса мы прошли, но по самым тяжелым моногородам отрабатывали. Самый яркий пример в тот момент – это Тольятти, когда федеральному правительству, региону, муниципалитету пришлось всем вместе, что называется, в одной лодке, управлять этим кризисом, высвобождать большое число работников с АВТОВАЗА, переводить социальную инфраструктуру с бюджета предприятия на муниципалитет и субъект РФ. Выделялись федеральные ресурсы, организовывались общественные работы, создавались новые рабочие места в секторе малого и среднего предпринимательства. Т.е. это была такая сложная работа, осуществляя которую, мы серьезно обучались, как решать подобные проблемы.

Были и небольшие, но не менее сложные муниципальные образования…Но там, где больше населения, чем ближе моноообразования расположены к крупным городам, возможностей для развития больше, и проект идет чуть легче.

Затем, в 2012-2013 годах, мы уже смотрели, как ситуация в моногородах развивается. К тому времени мы их поделили на несколько секторов. Самый опасный сектор – это порядка 100 муниципальных образований, где обстановка была достаточно напряженной.  В 2014 году, когда ситуация стала развиваться вновь по кризисному сценарию, мы уже, не ожидая никаких отрицательных последствий, сразу выступили единым фронтом по этой программе. Тогда, вдобавок к тому, что уже была создана рабочая группа при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции, мы все таки формально провели решение через Внешэкономбанк, образовали некоммерческую организацию Фонд развития моногородов  и стали работать. В первую очередь деньги этого Фонда выделялись для того, чтобы снабдить крупные предприятия необходимой инфраструктурой, договориться с банками о финансировании, и эта работа была начата.

Сразу стало понятно, что современные предприятия, которые модернизируются либо появляются  в этих монообразованиях, не дают большого количества рабочих мест. И если действительно главная цель – это более сложная и гибкая экономика моноообразований, значит, мы должны главным своим показателем работы считать создание новых рабочих мест, которые не связаны с существующими градообразующими предприятиями. И здесь мы столкнулись с самой большой проблемой.

Год назад нам пришлось пригласить всех мэров в Москву. Познакомившись, мы стали слушать об их ожиданиях от развития моногородов. В основном выход из существующих проблем заключался в том, чтобы мы предоставили ресурс для модернизации существующих градообразующих предприятий. Что, по сути, означает, что на какое-то время проблему решить можно, но ее невозможно решить в целом. Получается, что такие города от монозависимости не избавляются, а наоборот она проявляется еще больше.

Готовя предложения для президента по приоритетным национальным проектам, мы включили развитие моногородов в число 11 стратегических направлений. Мы поняли, что не обладая единым пониманием того, какова главная ценность в развитии моногородов и создании их экономики, работать невозможно. 61 субъект, в которых находятся 319 моногородов, и в каждом из них люди по-разному представляют ситуацию.  А потому на базе бизнес-школы Сколково для команд моногородов была разработана программа обучения,  которое мы стали  проводить по специально созданному механизму. В группу входил специально назначенный вице-губернатор, мэр города, руководитель или акционер градообразующего предприятия и представители одного-двух инвесторов, которые готовы открывать и развивать новые производства в этих моноообразованиях. После первых двух циклов обучения мы стали наблюдать, что ситуация стала серьезно меняться. У людей открылись глаза на то, как в мире развиваются моногорода, какова сегодня урбанистика, как наука сопряжена с практическим действием. Ведь для граждан сегодня важно даже не то, что у них есть рабочие места на главном предприятии города. Но и то, насколько развиты социальная и бизнес-инфраструктура вокруг, насколько гибки механизмы финансирования со стороны банковского сектора, насколько отзывчива муниципальная власть к тому, чтобы создавать городскую среду, даже если для этого не так много денег в бюджетах.

Обсудив все эти аспекты, мы решили, что мы начинаем проект по следующим параметрам. Первое — нам нужны рабочие места, которые не будут связаны с градообразующим предприятием. В этой связи ключевой показатель эффективности нашей работы, который определен к середине будущего года – это около 250 тысяч новых рабочих мест, которые не связаны с градообразующими предприятиями. Эти новые рабочие места будут созданы как по линии крупных предприятий, где принимает участие Фонд развития моногородов, так и по линии создания рабочих мест через Корпорацию МСП и по линии других блоков, которые мы проводим в рамках приоритетных нацпроектов. Сам проект включает блоки, которые также являются приоритетными по решению президента. Например, часть таких блоков, как образование, здравоохранение мы включаем в карту проекта моногорода. По благоустройству и дорожному строительству мы также берем определенную часть финансирования из большого проекта. Т.е.  помимо того, что мы занимаемся инфраструктурой моногорода, мы из каждого другого проекта, где это возможно, берем и финансирование, и институт управления для того, чтобы в совокупности ситуация менялась.

Есть поддержка промышленности и выделяемые средства федеральным бюджетом. К примеру, в этом году будут приобретаться кареты «Скорой помощи». Мы пытаемся оценить потребность и  направить их в те моногорода, где в этом есть острая необходимость. Таким образом, мы будем с одной стороны выполнять программу поддержки промышленности,  другой – обеспечивать моногорода необходимой инфраструктурой.

Энтузиазм людей в моногородах зависит от того, насколько сплочена команда муниципального руководства и насколько люди сами верят в город, в котором проживают. Мы видели, что ситуация очень разная. Если есть талантливая команда во главе с муниципальным руководителем, люди включены в работу, существуют публичные обсуждения различных проектов. Люди хотят включаться в эту работу. Когда определялись приоритеты, президент поставил задачу, чтобы пункты всей этой работы, безусловно, согласовывались с населением и субъектов, и муниципальных образований. Мы не навязываем, а сначала предлагаем, обсуждаем, и только после этого принимаем окончательное решение. Вот так родилась, например, одна из частей этой программы – «Пять шагов благоустройства».

Институт  «Стрелка» предлагает моногородам вне зависимости от их бюджетного наполнения и способностей совершить пять шагов, которые можно сделать в любом муниципальном образовании. Мы предлагаем провести эту работу за год-полтора при помощи «Стрелки» и финансирования из бюджета АИЖК. В кротчайшие сроки эти проекты должны быть подготовлены, после чего мы перейдем к осуществлению самих программ развития муниципального образования.

В замечаниях счетной палаты РФ говорится, в том числе, о том, что мы неоправданно много средств тратим на программу обучения  команд моногородов. Но надо понимать, что при реализации программы комплексного развития моногородов мы пытаемся применять новые методы управления. Здесь нужен комплексный подход, когда при разделении полномочий между уровнями власти мы добиваемся доведения нашей работы до конкретного результата.

Нашим главным результатом к середине будущего года будет сокращение списка моногородов с 312 до 301. Мы даем обязательство моногородам, которые из этого списка выйдут, не сокращать поддержку, и все программы, принятые к этому моменту, будут продвигаться.

На сегодняшний день правительство РФ приняло решение об образовании территорий опережающего социально-экономического развития в 11 монообразованиях страны.Теперь внесены изменения в федеральный закон, и ТОРы могут создаваться во всех категориях монообразований. Решение о присвоении городу статуса ТОР будет приниматься, если будет конкретный проект, обученная команда, будут инвесторы, готовые развивать свое производство. Жадничать мы не будем, но это не тот случай, когда нужно биться за статистику.

Проблема монообразований настолько тяжелая и так пронизывает страну, что без вмешательства федеральных властей вряд ли возможно исправить ситуацию. Люди верят в свои города, не хотят оттуда уезжать и просят от нас включения в этот проект. Это один из самых интересных проектов, которым приходится заниматься правительству. Мы получаем совсем другой эффект, когда люди начинают работать по проектному методу. Они иначе понимают основную задачу, объединены единой целью, и этот опыт, несомненно, стоит распространять дальше. Мы пытаемся показать, что исполнительная власть разных уровней в состоянии добиваться серьезных результатов.

Из федерального центра  проблемы моногородов в одиночку не решить, но и муниципалитеты без федеральной поддержки с ними не справятся. Но федеральная функция заключается не только в денежных средствах, здесь общее организационное начало – особое внимание президента к этой задаче, особое внимание правительства.

Невозможно сразу осчастливить все моногорода, но нашу работу надо воспринимать в динамике. 319 городов – это наша совместная ответственность».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники